Вторжение в Украину стало неожиданностью для российского населения и элит, и вот уже четыре месяца, не в силах противостоять ей, российское общество адаптируется к войне. В цикле публикаций «Риторики войны» мы рассматриваем, как функционируют дискурсы войны в политическом языке и общественном мнении России.

В целом официальной и прокремлевской политической риторике можно выделить три несвязанных между собой аргумента, претендующих в какой-то мере на роль casus belli, то есть объяснения причины войны. Во-первых, это утверждение, что причиной войны является продвижение НАТО на восток и подготовка на территории Украины плацдарма для будущего нападения на Донбасс и Россию. Это аргумент «упреждающей войны», представляющий ее как вынужденную ответную меру. Во-вторых, это утверждение, что вторжение необходимо для «освобождения» жителей Донбасса/Луганска/восточных областей Украины от власти украинских национал-фашистов. Этот аргумент отсылает к международной гуманитарной доктрине «responsibility to protect», использованной, в частности, при обеспечении международными силами фактической независимости Косово. Наконец, еще один аргумент состоит в том, что современная Украина является искусственным территориальным образованием, созданным в рамках СССР за счет присоединения к ней исконно российских областей. Каждое из этих утверждений выглядит недостаточным для объяснения крупномасштабного вторжения, и оправдание войны, как правило, представляет собой контаминацию этих аргументаций.

**Статья Льва Гудкова, открывшая цикл, анализировала общественный контекст и динамику отношения к войне в разрезе массовых опросов общественного мнения. Вторая статья цикла, публикуемая сегодня, демонстрирует, как функционируют риторики войны на материале 57 глубинных интервью с россиянами, в той или иной степени поддерживающими войну, и дает уникальную картину различных стратегий «освоения» базовых аргументов, их контаминации и проекции на личные обстоятельства и опыт.**

Помимо выводов, которые делают авторы из анализа этого потрясающего материала, можно отметить, что в целом дискурс войны выглядит относительно «бедным» и не развитым, даже убежденные сторонники войны постоянно адресуются к аргументации ее противников, которая им хорошо известна и в полемике с которой они убеждают себя и других в необходимости поддержки войны.


Светлана Ерпылева

Humboldt fellow в Исследовательском центре Восточной Европы при Бременском университете, сотрудница Лаборатории публичной социологии и Центра независимых социологических исследований

Вероника Птицына*

социолог


Противники военной агрессии России против Украины считают эту войну бессмысленной и преступной. С их точки зрения, за вторжением не стояло никаких легитимных мотивов, а его агрессивный характер настолько очевиден, что не может иметь оправданий. Однако многие люди в России в той или иной степени поддерживают войну. Как они объясняют и защищают свою позицию?

Аргументы и оправдания

Анализировать поддержку войны можно в разных ракурсах. Например, в одной из публикаций мы показывали, что эта поддержка в российском обществе не монолитна — существуют разные типы поддерживающих: те, кто верит официальной пропаганде, те, кто опирается на собственную историческую экспертизу и взгляды, те, кто мотивирован личным опытом или опытом близких, например жителей Донбасса, переживших войну 2014 года, и т. д. Здесь же мы описываем не типы людей, а типы оправданий, которые они приводят, объясняя свою позицию.

Исследователи (например, здесь или здесь) и активисты (например, здесь или здесь) уже описывали разные аргументы в поддержку военных действий России, с которыми соглашаются (в опросах) и которые воспроизводят (в спорах) сторонники войны. За прошедшие четыре месяца эти аргументы стали всем знакомы. Противники войны не верят в их истинность, оттачивают навыки по их оспариванию (поэтому, например, в сети появляется все больше памяток о том, что отвечать сторонникам войны на те или иные аргументы).

Однако качественные социологические исследования позволяют увидеть, что оправдание войны — это не просто набор логических аргументов. Используя типичные аргументы «за войну», люди наделяют их субъективным смыслом, укорененным в их мировоззрении и опыте. Таким образом, аргументы, то есть логические конструкции, оправдывающие войну, не то же самое, что конкретные оправдания войны. Оправдание войны — это практическое использование тех или иных аргументов в коммуникации, заданное ее контекстом и ситуацией, биографическим опытом, взглядами и чувствами человека.

С конца февраля и до начала июня 2022 года Лаборатория публичной социологии вместе с командой волонтеров провела около двухсот глубинных интервью с россиянами разных взглядов и позиций в отношении военной агрессии России в Украине. В среднем интервью длились около пятидесяти минут. Подробнее наши методология и данные описаны здесь. Во время интервью мы обсуждали с информантами как то, за что они критикуют или поддерживают войну (или не хотят занимать позицию в отношении нее), так и ряд связанных тем: изменение повседневности, эмоциональные состояния, переживание последствий войны, особенности общения с близкими, интерес к политике и особенности потребления информации, биографические детали. Расшифровки разговоров дают возможность посмотреть на аргументы, приводимые информантами, как в контексте их жизненного опыта и обстоятельств, так и в контексте разговора — других аргументов, модальности высказываний, их эмоциональной нагрузки.

Эта статья опирается на 57 глубинных интервью с россиянами, которые в той или иной степени поддерживают войну, то есть говорят, что война была необходима или, по крайней мере, неизбежна. Среди наших информантов (и в российском обществе в целом) есть те, кто уверенно и безапелляционно поддерживает введение российских войск на территорию Украины, «партия войны», как называет их социолог Наталья Савельева; и есть, напротив, те, кто находит оправдания войне неуверенно и с трудом — и сомневается в них. Сама реальность войны, ее символы и понятия — «НАТО», «Донбасс», «фашисты» и т. п. — распадаются для информантов на постигаемое (конкретное, знакомое) и непостигаемое (абстрактное, далекое). Они наполняют эти понятия различным смыслом, по-разному контекстуализируя одни и те же аргументы. Именно такое наполнение смыслом находится в центре нашего анализа. Кроме того, мы не просто описываем сами оправдания, мы также делаем предположения о механизмах их усвоения, то есть о том, почему те или иные люди склонны прибегать к специфическим стратегиям оправдания войны.

Однако прежде всего — о самих аргументах. В наших интервью регулярно встречаются шесть таких аргументов в пользу войны:

Powered by Fruition